Мы не планировали оставлять Шушу. Начальник шушинской полиции Вахид Байрамов воссоздал события тех дней

Прошло 27 лет с тех пор, как город Шуша был оккупирован. Своими воспоминаниями о тех днях с Media.Az поделился бывший начальник главного Управления полиции города Шуша, полковник полиции в отставке Вахид Байрамов:

Сам я карабахец, из Лачина. В 1988 году был направлен в город Шуша на должность заместителя начальника шушинской полиции. Проработал на этой должности до 1990 года, а позже меня повысили до должности начальника полиции. На этой должности я проработал до оккупации города Шуша.

— Расскажите, пожалуйста, об обстановке в городе в те времена.

— Сказать, что было сложно, значит ничего не сказать. Нужно понимать историческую предпосылку тех лет. Советский Союз разваливался, трещал по швам. Но советское правительство пыталось имитировать свою дееспособность. Казалось, что оно принимает разумные решения, но механизм их исполнения был далек от реальности. К примеру, в 1988 году со стороны сепаратистов начали звучать лозунги об объединении Карабаха с Арменией. Уже пролилась первая кровь. С нашей стороны люди пытались объединиться, чтобы хоть как-то защититься от нескрываемой злобы и агрессии с армянской стороны. Да, власть объявила чрезвычайное положение и ввела советские войска в Карабах. Был объявлен комендантский час. Вопросы решались не на местах, а ждали решения Москвы. Поэтому решения вопросов, которые требовали немедленной реакции, затягивались и опаздывали на несколько дней, а порой и дольше.

Власть обезоружила местное население. Даже у нас — милиционеров — отобрали табельное оружие. Начиная с 1988 года, люди стояли на защите своего отечества. Несмотря на то, что никакого вооружения не было. При этом у сепаратистов, как мы потом поняли, оружие не отбирали.

— Когда начались первые обстрелы Шуши?

— Обстрелы из автоматов были практически с конца восьмидесятых, а вот ракетные удары — с 90-го года. Сепаратисты обстреливали нас противоградовыми ракетами типа «Алазань». Это неуправляемые ракеты калибра 82 мм. Достаточно грозное оружие в умелых руках.

— Вы помните операцию «Дашалты»?

— Прежде чем коснуться этой операции, я должен отметить, что в 1990 году мы — шушинские милиционеры — провели операцию по выявлению подозрительных лиц в селах, прилегающих к Шуше. Это сам Дашалты, Галадяряси и ряд других сел. Мы встретились с сопротивлением, но задачу выполнили. Нами были арестовано множество сепаратистов, но советские солдаты их потом освободили. Кстати, во время этих операций у села Гейтепе я был ранен. После госпиталя вернулся к своим товарищам и заступил на пост.

В конце января 1992 года со стороны Министерства обороны Азербайджана была спланирована операция по взятию под контроль села Дашалты, которое носило стратегический характер. К большому сожалению, операция не увенчалась успехом. Чувствовалось отсутствие единого командования. Министерство обороны только сформировалось, техники, да и вооружения толком не было. В то время в Шуше были разрозненные отряды самообороны и мы — милиционеры. Позже был назначен командующим Шушинским корпусом Эльбрус Оруджев, который пытался организовать оборону города. Там же был Фахраддин, к сожалению забыл его фамилию. Вы не представляете, каких отважных людей мы потеряли. Мне очень больно вспоминать этих людей. Да, мы были подавлены этой неудачей, но это не говорит о том, что у нас опустились руки. Ни в коем случае! Наоборот, в нас жила мысль отомстить за погибших товарищей. И мы мстили.

— Когда началась эвакуация Шуши?

— Как таковой эвакуации не было. То есть, чтобы специально приезжали машины для того, чтобы вывезти все мирное население… такого не было. Но мы понимали, что детям, женщинам и старикам не место на передовой. А Шуша уже к тому времени превратилась в настоящую передовую. Мы — милиционеры — несмотря на то, что обстановка была тяжелой, выполняли свои прямые обязанности, то есть охраняли общественный порядок. И мы с достоинством выполняли свою работу.

— Вы отметили, что вас тогда обезоружили. Когда вновь у вас появилось оружие?

— Предысторией к нашему вооружению было происшествие 20 ноября 1991 года, когда сепаратисты сбили наш вертолет с высокопоставленными чиновниками Азербайджана и наблюдателями от России и Казахстана. Тогда Милли Меджлис постановил, что с Карабаха снимается статус автономной области. И после этого у нас появились оружие и патроны. Но к этому времени Шуша практически была в окружении. И было сложно повлиять на ситуацию.

— Как вы помните штурм Шуши?

— В это время я был в Шуше и выполнял свои прямые обязанности. Были милицейские посты, и необходимо было объезжать все позиции. Так как мы пытались работать сообща с национальной армией, приходилось часто сверять свои данные с их информацией. Можно сказать, что в Шуше единственной организованной структурой как раз таки и были еще сплотить вокруг себя всех ополченцев, да и проблемы этим не заканчивались. А МВД, как структура, функционировала давно, все милиционеры знали свое дело, имели практику, поэтому и были дееспособны. Милиционеры из разных уголков Азербайджана сами просили свое руководство о командировке в Шушу. Было рвение помочь товарищам, которые находились в сложном положении.

— Какая техника защищала Шушу в тот день?

— Как таковой техники было очень мало. А та, которая и была, находилась на ремонте или же не функционировала как следует. У нас было три танка и несколько боевых машин пехоты. Была реактивная система залпового огня «Град». Из Шушы открывался вид на Ханкенди, который полностью контролировался сепаратистами. У нас были приблизительные координаты расположения части 366 Мотострелкового полка российской армии, который, не скрывая своих мотивов, открыто помогал сепаратистам как живой силой, так и военной техникой.

Сепаратисты при помощи 366 полка выдвинулись к Шуше с трех направлений, резервные же части остались в Дашалты и других селах. Сначала был отвлекающий маневр со стороны боевиков, а уже потом полномасштабное наступление. Соотношение сил было не в нашу пользу. Вот шушинских милиционеров не считая меня было 140 человек, плюс командированные в Шушу милиционеры, работники прокуратуры и т.д. в общем около 200 человек. Еще были бойцы национальной армии, но я затрудняюсь назвать цифры. Не более 500 человек в общем. Боевиков было намного больше, казалось, что им нет конца. Было ясно, что бросившиеся в бой наши бойцы не смогут отразить полномасштабное наступление противника. Так и случилось. С армянской стороны сражались и выходцы из Ливана. Мы не раз убивали или же захватывали в плен боевиков из разных стран, сражавшихся на стороне сепаратистов.

— Как вы отходили из Шуши?

— Заранее скажу, что бегства не было. То есть паники и т.д. не наблюдалось. Сражались как могли, максимально удерживая позиции. Примером может послужить подвиг национального героя Азербайджана Альберта Агарунова. Он стоял до последнего на своей позиции. Я был с ним знаком лично. Он был стеснительным парнем, но в бою сражался храбро.

Мы пытались выходить из Шуши организованно. План отступления не был подготовлен, так как мы не планировали оставлять город. Да и командующий корпусом Эльбрус Оруджев еще даже не успел нормально ознакомиться с ситуацией. Представьте себе, менее чем через 10 дней после прибытия Э.Оруджева, произошел штурм Шуши. В итоге, мы прорывались в сторону лачинской дороги. Нас накрывало огнем с близлежащих сел и мы пытались отбиваться.

— Как сложилась ваша судьба после Шуши?

— Я в составе шушинской милиции сражался за Тертер и Лачин. После возглавлял управление полиции Огузского района, а еще позже Лянкяранский район. Завершил службу в Бакинской транспортной полиции.

Джавид Османов

ПОДЕЛИТЬСЯ